Notice: Undefined index: o80a1 in /var/www/vhosts/chtenia.pavlovskayasloboda.ru/htdocs/plugins/content/morfeoshow.php on line 1
Александр Субботин   
  



XV Международные образовательные Рождественские Чтения




ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БЕЛОГО КАМНЯ В СОВРЕМЕННОМ ХРАМОСТРОИТЕЛЬСТВЕ

КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРАДИЦИЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ЗОДЧЕСТВА


ИЗВЕСТНЯК В КОНСТРУКЦИЯХ И ДЕКОРЕ ХРАМОВ В СЕЛЕ ПАВЛОВСКАЯ СЛОБОДА

Очевидно, что для плодотворного развития современного храмостроительного искусства необходимо восстановить прерванные на семь десятилетий ХХ века традиции русского православного зодчества. Эти традиции покоятся на фундаменте из комплекса самых разнообразных знаний, от теоретических богословских до утилитарных строительных, выработанных и накопленных мастерами многих поколений. Сегодня, чтобы перенять эти знания, необходимо тщательно изучать материализованный в памятниках архитектуры созидательный опыт наших предков. Только так можно понять и освоить идейные замыслы, творческие методы, технические приемы и использование характерных строительных материалов – эти ключевые составляющие, которые определяют образный строй всей церковной архитектуры. И одна такая составляющая – это традиция употребления при строительстве храмов натурального камня – известняка, породившая целую линию русского белокаменного зодчества.

Белокаменное зодчество – это едва ли не самая интересная страница во всей древнерусской культуре. Белый камень придает национальный колорит всей храмовой архитектуре, начиная со времен Владимиро-Суздальской, Московской Руси и заканчивая неорусским модерном начала ХХ века. Ажурные соборы Владимира и монументальные соборные храмы Московского Кремля, слившийся с природой храм Покрова на Нерли и скромные подмосковные церкви навсегда запечатлели не только талант своего творца, но красоту и надежность строительного материала. Восемь столетий опыта добычи, доставки и обработки известняка привели к возникновению стойкой и глубокой традиции использования этого благородного материала в практике храмостроения. Сегодня невозможно рассматривать историю русской православной архитектуры без учета той роли, которую, благодаря своим качествам, сыграл в ней натуральный белый камень.

Известняк это простое минеральное соединение почти полностью сложенное из кальцита. Слои подмосковных известняков сформировались из морских осадков 230 – 240 миллионов лет назад в каменноугольный период, когда над всей этой территорией плескались волны древнего моря. Залегают известняки обычно не глубоко и поэтому добываются не только в штольнях под землей, но и с поверхности в открытых карьерах. Если вместе с кальцитом в породе присутствует минерал доломит, опал или глинистый минерал, то известняк становится соответственно доломитизированным, окаменелым или глинистым мергелем[1].

Известняк – белый камень – всегда был самым популярным каменным материалом в русском храмостроительном зодчестве. Развитие добычи белого камня связано с наивысшим расцветом камнеобработки, достигнутым во Владимиро-Суздальской Руси начиная с ХII века. В Подмосковье белый камень активно добывался по берегам реки Москвы в районе сел Мячкова, Тучкова, Домодедова. В меньших объемах добыча известняка производилась в районе города Касимова на реке Оке и города Старицы на реке Волге. Известны залежами известняка города Подольск, Можайск и Звенигород, поставлявший белый камень для строительства Ново-Иерусалимского монастыря. Блоки белого камня направлялись не только в Москву и близлежащие Сергиев Посад, Дмитров, Коломну, Каширу, Серпухов, Зарайск, но даже в такие далекие города как Переславль-Залесский (Спасо-Преображенский собор, 1157 г.) и Нижний Новгород (Рождественская или т. н. Строгановская церковь, 1719 г.).

Огромное российское пространство от Каргополя на Онеге Архангельской области (церковь Рождества Богородицы, 1682 г.) до последнего «понизового» города на Волге – Астрахани (Успенский собор, 1710 г.) освоено известняком.

Мастера каменного дела безоговорочно отдавали предпочтение белому камню за его природные физико-механические и эстетические качества. Он хорошо зарекомендовал себя как конструктивный, так и декоративный материал. В храмостроении был наиболее востребован белый плитчатый мягкий известняк. Он морозостоек и успешно сопротивляется атмосферному воздействию, выдерживая многочисленные смены увлажнения, замораживания и оттаивания. Этот материал обладает достаточной прочностью и в то же время прекрасно поддаётся обработке. Из него можно изготавливать крупные блоки и тесать фигурные детали, отделанные тончайшей резьбой. Он длительное время сохраняет свою первородную красоту, со временем добавляя к ней дополнительные краски, которые можно назвать белокаменной патиной. Известняк – пористый и легкий материал, но вместе с тем кладка из квадров белого камня дает зрителю ощущение впечатляющей массивности. Этот материал однороден и однотонен. Поэтому вырезанные из него декоративные элементы не распадаются визуально под действием рисунка фактуры или её цветового узора, но сохраняют целостность, художественную красоту и выразительность полученной формы.

Белый камень шел на изготовление стенового и облицовочного камня в виде бруса и тесаных плит. Стеновой камень по своим размерам, форме и чистоте обработки делился на восемь сортов: аршинный, трёхчетвертной, полуаршинный, логовой, точковый, мостовой, тесаный, ступенной. Так же изготавливались полусаженные плиты для престолов, каменные склепы, надгробия и другая продукция[2]. Интересно, что водометные лотки в Успенском соборе Астрахани вытесаны из одного блока и достигают в длину 147 см, при средней толщине 23 см.

Для фундаментных и бутовых работ поставлялся рваный камень различного размера. Известняк служил источником для производства щебня и извести. Использование последней в известковом растворе, известковой обмазке и побелке позволяло, с известной долей условности, называть белокаменными храмы, возведенные из кирпича. Обмазка и покраска в белый цвет кирпичных стен известковыми составами изначально преследовала цель имитации белокаменной кладки ставшей отличительной чертой православного храма. Помимо этого краснокирпичные храмы, строительство которых приобрело размах начиная с ХVII века, обильно украшались резным белокаменным декором. Эти «камнесечные хитрости» поддерживали как традицию белокаменного производства, так и непрерывной нитью объединяли все русское церковное зодчество во времени и пространстве.

Благодаря органическим примесям или окислам железа известняк может приобретать различные оттенки, но название «белый камень» всегда оставалось без изменений, что глубоко символично. Белый цвет в иерархии символов стоит на одном из первых мест, уступая разве что золотому. В иконографии он является цветом и светом одновременно. Белый цвет это символ чистоты, святости и непорочности. Это цвет одежд праведников в сцене «Страшный суд» («они… убелили одежды свои кровию Агнца», Откр. 7, 13-14). В белые одежды облекается преображенный Христос (например, в композиции «Преображение» – «одежды его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить», Мк. 9, 3)[3]. Белый фон в иконописи означает Рай, что в свою очередь вполне соответствует идее белоснежного храма как символического образа Горнего мира, Царства Божия и возвращённого человеку Рая. Таким образом, белый камень как никакой другой материал идеально подошел для воплощения идейно-творческих замыслов зодчего–храмостроителя.

В историю развития белокаменного дела вошел указ, изданный в 1584 году, очевидно Бориса Годунова (фактического правителя Руси при царе Феодоре Иоанновиче), по которому был создан «Приказ каменных дел». «А ведомо в том приказе всего Московского Государства каменное дело и мастеры. И для какого царского строения понадобятся те мастеры, и их собирают изо всех городов…»[4]. Это говорит о том, что мастеров – «каменных здателей» – было достаточно много. Именно в этот период добыча известняка получила массовый и организованный характер. «Приказ каменных дел» был ликвидирован Петром I, который был заинтересован в скорейшем строительстве новой столицы на Неве. Запретив по этой причине на несколько лет каменное строительство по всей России, царь отдал мячковские каменоломни вместе с крестьянами окрестных деревень в частное владение князя А. Д. Меньшикова. Последний, несмотря на петровский запрет каменного строительства, построил в Москве на своей усадьбе близ Чистых прудов богато декорированную белокаменной резьбой Меньшикову башню, соперничавшую высотой с самим Иваном Великим в Кремле. Не имея конкурентов по легкости обработки, стойкости и дешевизне, белый камень продолжал добываться в подмосковных месторождениях. Он широко представлен в сооружениях Москвы и центрального региона во всех архитектурных стилях и временных пластах вплоть до советского периода.

Однако во второй половине XIX века в каменоломнях начали применять взрывные работы, что приводило к появлению трещин в массивах и к перемешиванию полезных слоев известняка с вмещающими породами. Развитие железнодорожных путей позволяло доставлять с Украины, Урала, Кавказа мрамор, гранит и другие виды натурального камня. Все это привело к сокращению добычи известняка. В советский период добыча штучного камня прекратилась вообще, а высококачественный белый камень добывался только на бут, щебень и на обжиг. Казалось, что традиция белокаменных работ прервалась навсегда.

Однако, новейшее время, связанное с возрождением Русской Православной Церкви и передачей ей множества храмов, которые нуждались в восстановлении, вновь подняло интерес к белому камню. Белый камень начал активно использоваться для реставрации храмов. Одновременно он идет на изготовление предметов внутреннего церковного убранства – престолов, иконостасов и киотов. Обретая опыт общения с известняком, узнавая его отличные качества, все специалисты, связанные с каменным делом, неизбежно начинают испытывать уважение к этому надежному и проверенному временем природному камню. Поэтому, несмотря на обилие современных искусственных материалов и разнообразных суррогатов, сегодня мы снова открываем для себя натуральный белый камень – основной строительный материал наших предков. Мы вспоминаем способы его обработки, кладочные приемы, мотивы резьбы и восстанавливаем древнюю традицию храмостроения, используя известняк для возведения новых храмов.

Так, определенный опыт белокаменных работ, накопленный при реставрации памятника архитектуры – Благовещенской церкви XVII века, был перенесен на строительство новых храмов в селе Павловская Слобода Истринского района Московской области.

Документально подтверждённая история села Павловская Слобода Истринского района Московской области ведет свой отсчёт с начала XVI века, с того времени, как село Павловское, так тогда оно называлось, было упомянуто в грамоте великого князя московского и всея Руси Иоанна III как родовая вотчина боярина Якова Григорьевича Морозова. Относится эта запись к июню 1504 года.

Первое упоминание о приходском сельском храме присутствует в писцовой книге за 1593 год, где говорится, что село Павловское с расположенной в нём церковью Благовещения Пресвятой Богородицы числится за Иваном Яковлевичем Морозовым – сыном Я. Г. Морозова. Следующее сообщение о Благовещенском храме относится к 1624 году, когда владельцем села был внук Якова Григорьевича известный боярин Борис Иванович Морозов. В писцовой книге за тот год присутствует запись: «За Борисом Ивановичем Морозовым, по Государеве жалованной грамоте (7)124 (1616) года, за приписью дьяка Микулы Новокщенова село Павловское, а в нем церковь Благовещения Пр. Богородицы, а в церкви образы и свечи и ризы и колокола и всё строение вотчинниково»[5].

Эта древняя, предположительно первой половины XVI века, однопрестольная церковь, стояла на правом берегу реки Истры "у боярского двора перед ворота" – прямо напротив восточной границы морозовской усадьбы. Рисунок этой церкви присутствует на сохранившемся плане боярской усадьбы 1667 года[6]. Судя по схематичному изображению это был небольшой, рубленный из дерева одноглавый храм без колокольни. Однако вышеприведенная цитата из писцовой книги, отмечающая наличие колоколов, дает основание предполагать существование при храме небольшой деревянной звонницы. Очевидно, это была церковь клетского типа с прирубленными с востока и запада апсидой и притвором. Нет сомнений, что к середине XVII века деревянный храм обветшал и из-за небольших размеров перестал отвечать потребностям прихода.

В 1650 году Б. И. Морозов заложил в своем родовом имении новый каменный храм Благовещения Пресвятой Богородицы, в котором основной строительный материал – красный большемерный кирпич сочетался с незначительным количеством белокаменных элементов. Сооружение каменного храма явилось революционным событием для села Павловского, в котором практически все сооружения до этого, даже боярские хоромы, сооружались из дерева. С этой же даты можно вести отсчет возникновения традиции применения известняка в храмостроении Павловской Слободы.

Строительство Благовещенского храма велось более десяти лет. Достоверно известно, что на строительстве храма в 1661 – 1662 годах работал мастер Андрей Моисеев "со товарищи"[7]. Датой завершения общестроительных работ можно считать 1663 год, летом которого главы "опаиваются белым железом". Какое-то время, по крайней мере до 1667 года, два храма, – старый деревянный и новый каменный – составляя характерный архитектурный ансамбль вместе простояли на истринском берегу, после чего деревянный храм был упразднен.

Новый Благовещенский храм, увенчанный каноническим пятиглавием и двумя главами над приделами, был построен непосредственно на территории обширного морозовского поместья, что вполне соответствовало традициям и привычкам того времени «иметь у себя на дворе всё свое». Каждый состоятельный хозяин кроме хором строил в своей усадьбе «еще целый ряд зданий самого разнообразного назначения, начиная иногда с часовни или церкви и кончая разными сараями, погребами и амбарами»[8]. На дворе усадьбы Морозова, замкнутой и надежно отгороженной высоким заплотом от внешнего мира, помимо многочисленных жилых и хозяйственных построек так же находились судебная изба, тюрьма, а в ней «стул со цепью и железа ножные». Такие комплексные усадебные образования несли в себе градостроительное зерно и в миниатюре служили прообразом города или кремля, окруженного посадом.

С течением времени Благовещенский храм переходит в разряд приходских, а вся прилегающая территория, практически сохраняя внешние границы морозовской усадьбы, передается церкви. Пережив за три с половиной века периоды расцвета и упадка, из всего многочисленного хоромного и хозяйственного строения древней усадьбы, до наших дней дошло единственное сооружение – каменный храм, имеющий сегодня статус памятника архитектуры.

В начале 90-х годов прошлого века настоятелем Благовещенского храма о. Владиславом Провоторовым была разработана программа восстановления как самого храма, так и прилегающей территории с опорой на историческую планировку боярской усадьбы. Была поставлена задача воссоздания вокруг храма архитектурно-планировочной среды характерной для ХVII века, но с новым наполнением, необходимым для полноценного и современного функционирования приходских служб.

На первом этапе, в середине 90-х годов прошлого века, начались реставрационно-восстановительные работы на памятнике архитектуры, которые успешно завершились восстановлением в первоначальном виде, как самого храма, так и воссозданием старинной колокольни, полностью утраченной ещё в ХIХ веке[9]. Все реставрационные работы велись на основе комплексных научных изысканий и в полном соответствии с реставрационными принципами.

После этого, в 2002 году, началось строительство административно-хозяйственного приходского комплекса в формах древнерусской архитектуры. Новый архитектурный ансамбль, не претендуя на историческую достоверность, визуально подчеркивает историческую границу усадьбы и имитирует ее древнюю застройку. Этот комплекс, центром которого является домовый храм Царственных Мучеников, был закончен в 2006 году. Помимо храма ансамбль включает в себя разнообразные здания хозяйственно-бытового и административного назначения, запроектированные в соответствии с существующими реставрационными и современными храмостроительными требованиями.

Со временем программа была расширена, она вышла за пределы освоения исторического ядра села. В 2004 году в Павловской Слободе были начаты работы по преобразованию местного кладбища в погост путем строительства на его территории приписного храма Воскресения Словущего.

Таким образом, к началу 2007 года в Павловской Слободе сложились три полноценных храмовых комплекса, во время реставрации и строительства которых были проведены различные по объему и содержанию белокаменные работы.


АНСАМБЛЬ БЛАГОВЕЩЕНСКОЙ ЦЕРКВИ

Первый комплекс представлен памятником архитектуры ХVII века храмом Благовещения Пресвятой Богородицы. Он является историческим центром, градообразующим ядром и высотной доминантой всей Павловской Слободы. Комплекс включает в себя собственно храм с трапезной, два придела с галереями, придел и административно-хозяйственные помещения, расположенные в подклете, а также отдельностоящие шатровые объемы колокольни и западного крыльца.

Благовещенский храм, сложенный в целом из красного кирпича можно назвать белокаменным лишь с той долей условности, о которой было сказано выше. Но, несмотря на малый объем, присутствие белого камня здесь ощутимо. Исследовательские зондажи, заложенные у стен храма и вскрытие грунта на месте утраченной первоначальной колокольни, показали, что все фундаменты представляют собой массив из привезенного бутового белого камня, уложенного вперемешку с крупным галечником, добытым, очевидно, здесь же на берегах Истры. Фундаментная кладка пролита известковым раствором. Интересно отметить, что белокаменные фундаменты под разобранной в XIX веке первоначальной колокольней были тогда же изъяты из земли и вторично использованы в качестве фундаментов под новую колокольню, построенную в 1879–1881 годах. Это говорит о хорошей сохранности белого камня, более двух столетий пролежавшего в основании сооружения. Из блоков тесаного белого камня, высотой в два ряда, сложена цокольная часть храма. Блоки внесут на себе следы ручной обработки в виде засечек от тесла.

Очевидно, что белого камня было заказано немного, и им дорожили, используя его достаточно экономно. При наличии довольно развитого внешнего убранства фасадов белокаменные детали присутствуют в декоре только в виде отдельных вставок. Блоки известняка уложены местами в углах венчающих карнизов и в импостах под арками и кокошниками. Резные вставки в виде кувшинов наличествуют в оформлении оконных наличников четверика. Во время земляных работ около храма была найдена профилированная деталь древней белокаменной гирьки – «вислого каменья», – которая украшала проездную арку первого яруса колокольни. Впоследствии этот фрагмент послужил аналогом для изготовления подобных элементов во вновь возводимых сооружениях.

Все старинные белокаменные элементы подверглись реставрационным расчисткам и вычинке. Полностью пришедшие в негодность блоки, расположенные в основном в цокольной части, были заменены на новые. При этом современные вставки белого камня специально не старились с целью соблюдения реставрационного принципа визуального выделения новых включений в историческую ткань сооружения.


АРХИТЕКТУРНЫЙ АНСАМБЛЬ ХРАМА ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ

Архитектурный ансамбль храма Царственных мучеников императора Николая II, Императрицы Александры, Цесаревича Алексия, Великих княжон Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии расположен к западу от Благовещенского храма и выстроен по сложной планировочной схеме. В его состав входят разные по назначению, объёму, высотности и внешнему облику сооружения: настоятельский корпус, трапезная палата, келейный корпус с библиотекой и часовней святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и другие сооружения и помещения, соединенные между собой системой переходов и дверных проемов.

Этот комплекс расположился в непосредственной близости от памятника архитектуры – Благовещенской церкви. Поэтому новое строительство осуществлялось с выполнением различных ограничений и требований, налагаемых соседством с подлинным памятником архитектуры.

Для того чтобы решить задачу единства стилевого решения старой и современной архитектуры, чтобы внешний облик новостроек не вступал в противоречие с древним храмом, а служил для него гармоничным фоном, в новом строительстве были использованы материалы натурных изысканий, полученные во время реставрационных работ на памятнике. Проектом в планы построек был заложен архитектурный ордер и размерный модуль, составляющий пять аршин, выявленные обмерами на Благовещенском храме. При проектировании были использованы характерные для русского зодчества методы построения архитектурных форм. При производстве работ применялись старинные технологии и характерные строительные материалы – большемерный кирпич, белый камень и известь.

Объем известняка в конструкциях и декоре архитектурного комплекса также можно назвать скромным. По аналогии с памятником новые постройки получили белокаменную цокольную часть, белокаменные импосты под арками и кокошниками, резные белокаменные гирьки. Во избежание единообразия и полного сходства с памятником дополнительное развитие получил белокаменный декор оконных проемов и цокольная часть часовни святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Фигурным белокаменными вставками украшены внутренние плоскости ширинок и кокошников. Декоративные детали присутствуют в консолях аркатурных поясов апсиды и барабана храма Царственных Мучеников. Рваным белым камнем была выполнена забутовка пазух сомкнутого свода этого домового храма.


АНСАМБЛЬ ПАВЛОВСКО-СЛОБОДСКОГО ПОГОСТА

Поселковое кладбище находится на окраине Павловской Слободы в юго-западной части села. Начиная с 2004 года, здесь строится небольшой храм Воскресения Словущего, который станет локальной архитектурной доминантой и центром погоста образованного самим храмом и малыми архитектурными формами надгробий. Здесь, в отсутствие реставрационных ограничений, белый камень играет решающую роль в формировании внешнего архитектурного облика храма.

Четверик храма представляет собой в плане квадрат со стороной в интерьере равной восьми аршинам (5,70 м). Из этого размера с помощью традиционного метода кратных отношений и пропорциональных геометрических построений выведен весь архитектурный объем сооружения. Его конструктивная схема строится по типу бесстолпного храма с сомкнутым сводом, в зените которого будет прорезано круглое отверстие светового барабана.

В основе художественного образа проектируемой одноглавой церкви лежат образцы монументального раннемосковского храмового зодчества XV–XVI веков с добавлением элементов характерных для изобилующего белокаменной резьбой Владимиро-Суздальского стиля. Все фасады имеют трехчастное деление, при этом каждая из частей, ограниченная профилированными пилястрами, завершается килевидным кокошником. Такие же кокошники венчают небольшой восьмерик, расположенный в основании круглого барабана. На барабане с узкими оконными проемами покоится луковичной формы глава с кованым восьмиконечным крестом. Восточный фасад развивается за счет примыкающей полукруглой апсиды, три остальных оформлены узкими оконными проемами и перспективными порталами.

На сегодняшний день объем выполненных общестроительных работ составляет примерно 50%. Храм поставлен на высокий белокаменный цоколь, обработанный резным профилем. В местах раскреповок цоколя на него опираются фигурные базы пилястр, которые так же вытесаны из белокаменных блоков. Известняк использован для обрамления оконных проемов. Из белого камня выполнены перспективные порталы с развитыми базами, капителями и резными «дыньками». Полностью из белого камня будут выполнены венчающие карнизы, аркатурно-колончатый пояс, водометы и другие архитектурные детали. Только заполнения прясел между пилястрами выкладываются из красного кирпича. Основной размер поставляемых белокаменных блоков известняка составляет 20х20х40 см. Кладочные работы ведутся на известково-цементном растворе. При этом фасадные швы между блоками белого камня по эстетическим соображениям заполняются специальным раствором, изготовленным на основе извести и белого цемента с добавлением известковой крошки. По окончании общестроительных работ кирпичные плоскости стен будут отделаны известковой обмазкой с последующей побелкой.

Все декоративные элементы созданы на основе аутентичных аналогов существующих в белокаменных конструкциях и декоре древних храмов.




Примечания

[1] Викторов А. М., Звягинцев Л. И. "Белый камень". М., 1981. – стр. 10.

[2] Там же, стр. 21.

[3] Языкова И. К. "Богословие иконы". М., 1995. – стр. 27.

[4] Котошихин Г. О. "Россия в царствование Алексея Михайловича". – в книге: "Бунташный век". М., 1983.

[5] Каверин Леонид. "Московский Звенигород и его уезд в церковно-археологическом отношении". М., 1878. – стр. 52.

[6] Храбров А. Е. "Малоизвестная усадьба XVII в. в Подмосковье". – "Архитектурное наследство". Выпуск 38. М., 1995. – стр. 379.

[7] Архивные и библиографические материалы к эскизному проекту реставрации Благовещенской церкви в селе Павловская слобода. Архив НИПМ ВПНРК (ныне ЦНРПМ). М., 1979. – Шифр 291

[8] Красовский М. В. "Энциклопедия архитектуры. Деревянное зодчество". СПб., 2002. – стр. 72

[9] Подробнее см. Субботин А. В. "Воссоздание утраченной первоначальной колокольни храма Благовещения Пресвятой Богородицы в селе Павловская Слобода в традициях русской храмовой архитектуры XVII века". – "Известия Архитектурно-этнографического музея "Тальцы". Выпуск 4. Иркутск, 2005.


Обсудить на форуме