Notice: Undefined index: o80a1 in /var/www/vhosts/chtenia.pavlovskayasloboda.ru/htdocs/plugins/content/morfeoshow.php on line 1
Иван Канаев   
  



КАКИМ БЫТЬ СОВРЕМЕННОМУ ПРАВОСЛАВНОМУ ХРАМУ?

Западная культовая архитектура не имела того перерыва в развитии, который был в России. Она развивалась естественным путем в одном русле с гражданской архитектурой. В начале XX века в ней созрело стремление к новым формам, модернизму. Постмодернизм, возникший в 70-х годах, признавал как новые, так и ретроспективные формы. Современное направление отказывается от традиций и выражения тектоники, стремясь к полной индивидуальной свободе творчества. Развитие же русской храмовой архитектуры было насильственно прервано на 70 лет. Сейчас народ стремится вернуться к тому, что было у него отнято - к Православию и национальным корням. Необходимое духовное возрождение народа возможно именно на основе национальной культуры.

Конечно, храмовая архитектура в дальнейшем будет развиваться, направление ее развития трудно предсказать. Но сейчас, нам кажется, надо начать строительство храмов с возвращения к корням национального искусства, так как без корней поиски нового могут оказаться бесперспективными. Архитектура, как вид искусства, является выражением духовности народа, ее создавшего, и конкретных авторов. С принятием христианства от Византии Русь переняла и ее культуру и искусство, которые были неотделимы от Церкви. «Но принимая новую веру и ее образный язык, созданный в упорной и подчас трагической борьбе, - пишет об иконописании Л.А. Успенский, - русский народ творчески претворяет их сообразно со своим восприятием христианства. <...> И сама духовная жизнь русского народа, его святость и церковное искусство получают национальный отпечаток, как результат постоянно нового и своеобразного переживания христианства.» [1]

Что считать корнями русского храмостроения? Нам представляется, что это допетровское зодчество, которое, находясь в постоянном процессе развития, предлагает бесконечное разнообразие архитектурных форм, способных вдохновить современного архитектора. Древнерусское зодчество с ХI по XVII век прошло гигантский путь развития от крестово-купольной системы Киевской Софии до небольших новгородских и псковских храмов, шатровой церкви в с. Коломенском и московских храмов с горкой кокошников, названных Г.Я. Мокеевым «огненными». Венцом композиционного развития храмового зодчества можно считать фантастическую композицию храма Василия Блаженного. На эволюцию форм, особенно возникновения шатровых храмов, влияло как русское деревянное зодчество, где форма естественно исходила из строительного материала - дерева и силуэт храма отражал в художественной форме силуэты окружающих северных елей, так и творчество европейских мастеров, издавна приглашаемых в Россию. После ограничения строительства шатровых храмов основным типом московского храма стал «огненный» храм с пристроенной колокольней шатровой формы. Все это богатство форм может быть заново пересмотрено и принято на вооружение современными архитекторами.

Особо важное значение в строительстве храмов имеет соблюдение традиций. Поиски собственного индивидуального образа храма вне традиций и создание собственной символики зачастую приводят к нелепым результатам. Новые архитектурные идеи могут быть введены очень осторожно и именно на основе понимания традиций, исторического развития русской храмовой архитектуры. Как занятие иконописью требует посвящения ему всей своей жизни и труда, подобным образом, может быть, немного менее строго, вероятно должно обстоять дело и со строительством храмов.

В начале XX века на Западе появился ряд протестантских и иных церковных зданий, экспериментирующих с промышленными формами. До 1940 г. большинство новых католических церквей строились традиционными, но позднее появилось немало католических церквей модернистского толка [2]. Когда в последние годы Советской власти в Советском Союзе стало возможным строительство новых храмов, перед архитекторами встал вопрос: какими они должны быть? Опыт конкурса на Храм-памятник в честь 1000-летия Крещения Руси, объявленного в 1990 году, показывает, что подавляющее большинство архитекторов сделали выбор в пользу модернизма. Но было представлено и несколько постмодернистских проектов. Четыре из них, грандиозные пятикупольные храмы, были одобрены в первом туре. Во втором туре победу одержал проект А. Т. Полянского.

Храм во имя святого великомученика Георгия Победоносца на Поклонной горе в г. Москве был заложен 9 декабря 1993 г., а 6 мая 1995 г. освящен Святейшим Патриархом Алексием II. Этот храм, построенный по проекту А. Т. Полянского можно назвать символом постмодернизма в современной отечественной церковной архитектуре, подобно как капеллу в Роншане (Франция, архитектор Ле Корбюзье) - символом модернизма в современной церковной архитектуре Запада.

Храм на Поклонной горе - яркий пример постмодернизма в современном отечественном строительстве храмов. Для него характерно привнесение элементов модернизма в «русский стиль». При формальном внешнем соблюдении канонов и традиций - необходимом условии строительства православного храма - стремление автора привнести нечто свое новое, уникальное, выразить свое собственное творческое кредо и «соответствие духу времени», и тем самым, при поверхностном рассмотрении, незаметно от традиций отойти. Причем под «новым» подразумевается не новое вообще, а именно нововведения, привнесенные из определенного направления в архитектуре – модернизма. Отказываясь от угловых закомар, автор пытался сделать силуэт храма более стройным, но складывается впечатление, что у храма как будто обрублены плечи. Световая лента арочного очертания, заменяющая традиционные окна, вероятно, введена для создания ощущения легкости, воздушности, но вместе с тем создается и ощущение нестабильности. Благодаря световой ленте стены храма отрываются от самого храма и занимают место окон, окна же занимают место стен. Такое устранение различий между противоположными вещами - полом и потолком, интерьером и экстерьером, окном и стеной, священным и мирским является одним из «достижений» «мастеров» модернизма. [2]. Нарочитое выявление современных материалов и конструкций - также характерная черта модернизма. Арки на фасадах храма ярко выявлены, подчеркнуто применение в них монолитных железобетонных конструкций. Образ храма характеризуется отказом от так называемых «архитектурных излишеств», простотой и суровостью, чрезмерной лаконичностью и укрупненным масштабом деталей.

Таким образом, идеология модернизма проявляется как в церковной архитектуре Запада, так и - ввиду его влияния - в архитектуре Русской Православной Церкви. В связи с этим представляют интерес выдержки из статьи Данкана Г. Стройка «Корни модернистской церковной архитектуры» [2].

«Стоит отметить, что современная (модернистская) церковная архитектура не просто чадо современной теологии, это также чадо «мастеров» модернизма: Ле Корбюзье, Вальтера Гропиуса, Алвара Аалто, Мис ван дер Роэ, Франка Ллойда Райта и других.» [...] «Во время (Протестантской) Реформации устранение алтаря, молитвенные дома и святилища были обычным явлением, и нередко кафедра проповедника или крещальная купель заменяли алтарь как фокусную точку (центр внимания). Теологические предписания против изображений и символов в Реформации были взяты на вооружение модернистами в XX веке, став минималистской эстетикой, требующей простоты, суровости и отсутствия изображений». [...] «Существенным догматом модернизма начала XX века была необходимость порвать с прошлым, чтобы найти народную архитектуру или «архитектуру нашего времени». «Согласно философии Гегеля здания выглядят как отражение духа определенного времени, в котором они были построены, и поэтому отличны от предыдущих эпох и стилей. Это было подтверждено верой в «современного человека», которому ввиду его уникальности в истории, требуется уникальная архитектура, предпочтительно научная, прогрессивная и абстрактная». [...] «Эстетически модернистская архитектура была вдохновлена работами инженерии, включая мосты, промышленные здания и временные экспозиционные залы, которые были просторны, экономичны и быстро строились». [...] «Эти архитекторы, отказавшись от большинства христианских архитектурных и литургических усовершенствований, вместе с их содействием абстрактной эстетике, кажется, стремились окрестить, утвердить и соединить модернизм с Церковью».

Из вышеизложенного должно быть видно, что идеология и влияние модернизма неприемлемы не только для православных храмов, но и для католических.

Современная ситуация в России перекликается со временем начала 20-го века, когда было прервано строительство храмов, временем эклектики, модерна и русского стиля. Сейчас одновременно с современной архитектурой возник интерес к другим историческим эпохам, к стилизации. Тогда, в начале века, одновременно со строительством классицистических храмов строили и храмы «в русском стиле». Интерес к древним национальным корням возник после Отечественной войны 1812 года на почве патриотизма и открытий древних памятников архитектуры и иконописи. Господствовавший в XIX веке русский классицизм имел и национальные особенности, но все же это было европейское, вторичное направление. После Петровских реформ русская культура разделилась на дворянскую, столичную, пошедшую по европейскому пути, и культуру народную, провинциальную, продолжавшую средневековые традиции. В то время, как в крупных городах после классицистических храмов вернулись к храмам «в русском стиле», в провинции все это время продолжали строить архаизирующие храмы в старых формах и даже не заметили этого витка развития столичной архитектуры. Таким образом русский стиль давал надежду на объединение этих двух направлений русской культуры хотя бы в архитектуре храмов, но дальнейшее развитие было трагически прервано революцией [3]. Архитектурные памятники в «русском стиле» - это определенный этап возвращения национальных традиций. По отношению к классицизму прошлого века или модернизму нашего это - шаг вперед, необходимый этап возвращения национальных традиций.

Само название русского стиля показывает, что это стилизация. Произведения древнерусского зодчества создавались представителями прежней, средневековой церковной культуры, являвшимися и носителями православной духовности. «Русское» - означало «православное». Понятия «стиль» не существовало. Потому и произведения являлись истинно русскими, не стилизациями.

Можно мысленно вообразить, что русская средневековая культура реформами Петра не прерывалась. Тогда произведения современного зодчества являлись бы органичным продолжением этой культуры. Возвращение к православию поможет возродить и настоящее русское зодчество.

Сегодня необходимо по-новому пересмотреть историческую эволюцию церковной архитектуры, понять прерванные тенденции ее развития, а также осмыслить этот опыт в контексте современной культурной ситуации. Рассматривая древнерусское церковное зодчество во всем объеме и многообразии решений, можно взять за основу храма образец из любого звена эволюции, к примеру, небольшие новгородские и псковские храмы, а не только типично московские. Такие храмы вдохновляли архитекторов «русского стиля» начала века (например, храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы в Марфо-Мариинской обители по проекту арх. А. В. Щусева и храм Николая Чудотворца Мирликийского в Петрограде по проекту арх. С. С. Кричинского).

Искусство создается индивидуумом на языке, понятном обществу. Эстетические идеалы нашего народа почти не менялись с веками («красота, аки на небе»).

Большая часть России, кроме крупных городов, живет натуральным хозяйством, как в средние века. И сознание народа осталось средневековым, коллективным. Индивидуальное сознание появляется с развитием цивилизации, оно свойственно Западу. В искусстве же, особенно церковном, «соборное» творчество по традициям, по канонам ближе русскому народу, чем индивидуальное творчество.

В творчестве средневековых зодчих традиционным был метод работы по образцам. А. Ю. Казарян связывает работу по образцам со своеобразным процессом копирования, подчеркивая относительность этого названия: «Создается впечатление, что весь творческий процесс средневекового зодчего являлся последовательной чередой копирования предшествовавших построек». Но обращение к образцам отнюдь не означает однообразия, точного воспроизведения. Образец - не типовой проект. Цитируя далее: «… Наряду с индивидуальной творческой активностью зодчих, работа, именно в рамках традиций артели, приводила к коренной трансформации планово-пространственной композиции и декоративной системы образца. Эта трансформация предполагает активное переосмысление образца, лежащее в основе творчества средневековых зодчих. Не изменяемый никогда основной принцип средневековых мастеров, заключающийся в их приверженности определенной строительной технике и в традиционном консерватизме художественных вкусов, позволял даже в случае интерпретации инородных и чужестранных образцов создавать произведения, гармонизирующие с местным зодчеством конкретной эпохи…» [4].

Церковь сохранилась в течение своей двухтысячелетней истории именно благодаря своей приверженности традициям, бескомпромиссности по отношению к нововведениям, которые зачастую приводили к расколу и отпадению от Церкви части ее членов. Церковное искусство и, в частности, архитектура также являются не «свободным творчеством», а выражением духовного опыта Церкви и соответствием литургической практике.

Церковное искусство канонично, но не однообразно. Канон охватывает в большей степени иконопись, чем архитектуру, оставляет много возможностей для творчества, создания новых форм. Канон предостерегает автора от ошибок, а вовсе не предписывает ему как что делать от «а» до «я». Слово «канон» обозначает «правило», отражает церковные нормы в творчестве. Современные государственные СНиПы также являются сводами норм и правил, но никто не говорит, что они делают архитектуру однообразной.


Литература

  1. Л. А. Успенский «Богословие иконы православной церкви». 1989 г.
  2. Duncan G. Stroik. «The Roots of Modernist Church Architecture» // Adoremus Bulletin, vol. III, No. 7: October 1997
  3. И. Л. Бусева-Давыдова. «Древнерусский архитектурный идеал в русской провинциальной архитектуре XVIII-XIX веков» // Архитектура в истории русской культуры. Сборник научных трудов НИИТАГ, М., 1996 г.
  4. А. Ю. Казарян. «Копирование в средневековье и современности (на материале армянской архитектуры)»

Обсудить на форуме